Яндекс.Метрика
Обо мне
В начало
Книги
Открытки
Карикатуры
Комиксы
Иллюстрации
Гостевая
Подарки
Поэт Владимир Лангуев

Владимир Лангуев

1933 - 2012 гг.

Мы разные, и в то же время у нас много общего. Оба служили в вертолётной авиации, только для меня это был всего лишь эпизод, а для Владимира Александровича - добрая половина жизни. Он - поэт, причём довольно известный, я - художник. Когда мы познакомились, у нас нашлись даже общие знакомые, например, тогдашний главный редактор "Крокодила" А. Пьянов, я знал его по работе в журнале, тесть по общению в писательской организации в Твери. На сегодняшний день Владимир Александрович - один из самых уважаемых мною людей, не только потому что он прекрасный поэт, но и благодаря той бескорыстной помощи, которую он оказывал моей семье в трудные для неё годы...
[назад]

Здесь лежит сборник стихов В.А. Лангуева (PDF-файл - 101Kb)

  СОНЕТ ОТЦУ

Эпитафия

Я умер просто: выбился из сил,
за жизнь не все успев под небом синим.
Но дом срубил. И дерево взрастил.
И миру дал себе на смену сына.

И что пришлось изведать - не кляну.
Мне шли на пользу радости и беды.
И самую жестокую войну прошел я
от начала до Победы.

Но как бы не был ловок я и смел,
а главного я все же не сумел –
не выиграл у смерти поединок!

Сначала мальчик, а потом старик,
я из суглинка волжского возник
и превращаюсь снова в тот суглинок.

 
У ВЛАДИМИРКИ НА ГОСПИТАЛЬНОМ ПОГОСТЕ

У Владимирки на госпитальном погосте,
где шоссе от машинного гула дрожит
и куда, что ни год, прихожу я как в гости,
под плитою могильною воин лежит.
Ты, горящий желаньем пройти поскорее,
не спеши, на минуту замедли свой путь.
Здесь лежит капитан, командир батареи,
за Россию под Курском подставивший грудь.
Помнят разве что старцы, да эта обитель,
да в лазоревой выси недремлющий бог,
что не спас умиравшего ангел-хранитель,
знать длинна была очередь, вот и не смог...
Но, бывает, спадет над Владимиркой рокот
и на старом погосте опять ни души,
вдруг объявится в небе неузнанный кто-то
и крылами по кронам дерев прошуршит...
И заметит, огонь поднося к папиросе,
старикашка, из леса идущий с водой:
"Это ангел-хранитель прощения просит
у давно отлетевшей души молодой..."

  ***

Еще ни лести в нас, ни желчи,
а в каждом чистая душа,
еще при встрече взгляды женщин
нас провожают не спеша,
еще в родстве дела и мысли,
еще их трудно омрачить
и синий цвет петлиц и выси
от цвета глаз не отличить,
еще у каждого в тетради
на тему вечную стихи,
еще не знаем, что растратим
мы жизнь свою на пустяки...


  СТИХИ О ГРАДЕ ТОРЖКЕ

Я забирался на гору повыше
и зрение свое в тебя вонзал…
И почему-то маленьким Парижем,
прости, еще тогда тебя назвал.
Монастырей обветренные стены
и храм великий с ликом мудреца,
и меж холмов, летящая, как Сена
среди соборов быстрая Тверца...
Да, моего пути менялись трассы...
Чего ведь только ни было в судьбе!
И вот, когда я брел по Монпарнасу,
мой древний град, я думал о тебе!
Потом в горах, где шли
на приступ роты,
в ущелье опустившись с высоты,
по боевым горячим вертолетам
я чувствовал, что где-то рядом - ты!
Так здравствуй же, мой
лейтенантский кореш,
мой древний град,
мой маленький Париж!
Я знаю: ты и встретишь, и накормишь,
и чистым спиртом губы опалишь...